МАНТРИЦА

В этот раз стойка не заставила себя ждать. Она унеслась столь стремительно, что вскоре вновь пронеслась перед глазами, а затем снова и снова. Вместе со стойкой вокруг стола в бешеном танце кружились стены столовой, прохаживающиеся по ней школьники, чинно обедающие учителя, столы, входная дверь. С увеличением скорости ложки картинка перед глазами размазывалась, превращаясь в разноцветные кометы. Уонаби Тан остервенело тряс ложкой в бокале, его глаза уже не были удивлены, они излучали маниакальную радость, губы подернулись улыбкой. Какао брызгало во все стороны, попало на брюки Серпея, испачкало пол и в скором времени ложка стучала в пустом стакане. Как только в бокале не осталось ни капли, мир перестал кружиться, опять-таки мгновенно вернувшись на место. Друзья сидели, уставившись друг на друга. Уонаби Тан все также сверкал глазами, а улыбка на его лице оголила почти все зубы. Вдруг он начал громко хохотать, перемежаясь оглушительными вскрикиваниями. Серпей наблюдал эту картину с лицом врача, который понимающе смотрит на душевнобольного пациента и знает, чем пациенту можно помочь. Как ни странно, никто из присутствующих в столовой не обратил внимание на поведение обычно тихого Уонаби Тана. Однако как неожиданно он начал истерику, также внезапно он ее и прекратил. Он растерянно посмотрел по сторонам, в бокал, на пол, на друга. Закрыл рукой рот и сквозь руку тихо спросил:

— Что это было?

— Не могу знать, друг, но важно не что это было, а сам факт, что это происходило. Мне кажется, это хорошо вписывается в картину того странного мира, в котором мы с тобой учимся.

— То есть?

— Я обещал тебе кое-что рассказать. Поделиться сооборажениями, так сказать. Ты позволишь, я начну? Так понимаю, продолжать трапезу ты уже не будешь, — Серпей хмыкнул.

— Эмм. Ты прав. Начинай.

— Итак, – Серпей подвинул стул ближе к столу, придвинулся к своему товарищу. – Ты не помнишь, сколько лет мы учимся, верно? Но в каком классе мы сейчас, ты прекрасно помнишь, так?

— Ну, в восьмом, – задумчиво ответил Уонаби. Он не понимал, к чему клонит друг.

— Отлично. Но 7-й класс, равно как и все прошлые, ты не помнишь. Я в этом уверен. Потому что я тоже не помню. Получается, что мы уже неизвестное время учимся в 8-м классе. Это ненормально, мне кажется. Но это еще что. Вот как называется наша школа?

— Гностическая школа Старой Земли.

— Ну не бред ли?! – Серпей хлопнул рукой по столу. — Ты только вдумайся в это название. А наши с тобой имена? Заметь, у тебя имя состоит из двух частей, то есть у тебя, судя по всему, есть фамилия, у меня же ее нет. У этого факта могло быть фантастическое объяснение, что я имею кличку в одно слово, так как я, например… потерял родителей еще в младенчестве и кличку мне дали в приюте. Или я клон другого человека. Ну или еще что-нибудь в этом духе.

— Прости, но…

— Слушай дальше. Ты слушай, потому что ответов на мои вопросы у тебя все равно не будет.

— Предположим, что не будет, хорошо.

— Смотри, кому-то заблагорассудилось, чтобы у меня было имя в одно слово, а у тебя — в два. И этот кто-то захотел поиграть с разумом, устроив сцену с какао. Словно мы в спектакле и играем роли, понимаешь, к чему я веду.

— Нет. Вообще не понимаю. Ты точно больной, дружище, — Уонаби Тан безрадостно ухмыльнулся.

— Пытаясь понять, почему все именно так, а не иначе, я не смог продвинуться далеко. Потому что как только я начинал копать, я вдруг понимал, что я опять оказываюсь вот здесь, в столовой, с тобой и начинаю вот этот разговор. Удивительно, что я помню и понимаю это.

— Хм. То есть ты хочешь сказать, что кто-то управляет твоим разумом? Ну-ну, очень интересно, — Уонаби Тан улыбался.

— И да, и нет. Пожалуйста, будь серьезен, я постараюсь тебе доказать, что прав. Я считаю, что есть кто-то, кто не управляет разумом, а… вообще создал все это. И сейчас, в данный момент, потешается надо мной. И над тобой. Мне кажется, что Кто-то не стер мне память о прошлых таких же разговорах только потому, что Он сознательно дал мне чуть больше мозгов и сомнения, чем другим участникам этого спектакля. Я бы назвал этого Кто-то – Автор. Да, неплохое имя.

— У тебя мозгов больше, ну и ну, — огрызнулся Уонаби Тан.

— Что? Из всего, что я сказал, ты услышал только это? Вот дела… Уонаби Тан, почему у нашей школы такое идиотское название? Почему, если тебя зовут Уонаби Тан, то мне не зовут Чхок Пан, например? Почему у нас нет сведений о наших родителях? Мы даже не знаем, в какой стране мы живем! Мы только «учимся». Но чему? Для чего? Я не помню, когда я был на каких-либо занятиях! Мы только и делаем, что изо в день встречаемся в обед в столовой… И говорим… Говорили об одном и том же. Но сейчас диалог длится дольше обычного, вот что я тебе могу сказать!

— Я устал. И хочу продолжить прерванную трапезу. Черт с ним, с какао, я чай возьму и закончу обед, – с этими словами Уонаби Тан встал из-за стола и двинулся к стойке.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.