01. Ночной ларек

3320-1

— Да не ссы, братуха, я гетеросексуален до мозга костей, – после этих слов я бросил мелочь наружу, на поддон для сдачи. Мелочь некоторое время неподвижно лежала в лотке, а в окошке моего киоска также недвижно зияла рожа какого-то студента. Потом он стряхнул с себя изумление, кашлянул, забрал мелочь и поспешил прочь, в ночь.

Я не продаю алкоголь. Киоск, чьим продавцом я являюсь, торгует другим наркотиком. Но суть этого драгса в том, что именно драгсом его могут считать немногие. Только самые живые умы могут пристраститься к нему. Нет, я говорю не про кокаин, понять его «красоту» может любой мало-мальски соображающийся упырь, знавал я любителей этого треша, ага. От них обычно так и веет попсой, колой и триппером. Бррр.

Нет, я продаю кое-что интереснее. Причем этой наркоты у вас самих в домах навалом, правда, качество ваших наркотиков мне неизвестно, зато качество моих – уже городская легенда.

Я, кстати, забыл представиться. Меня зовут Аркадий. Я молодой мужчина без возраста и я работаю продавцом киоска «Роспечать». Я уверен, что в этом городе есть только один мужчина-продавец киоска Роспечать. А может и во всей стране я такой один. Для меня это непринципиально, класть я хотел на титулы. Важно другое – этот киоск ночной. Такого вы точно не ожидали. Я такого тоже не ожидал, когда хотел в детстве стать космонавтом. Хотя в каком-то смысле все же стал…

Я прячу за глянцевым, газетным, мягкообложечным и прочим хламом, которым торгуют и другие киоски, свое детище. Как я уже говорил, тонкие умы большие охотники до той продукции, которую я продаю. Я пишу рассказы, распечатываю дома в формате А5, вкладываю их в плотную оберточную бумагу и торгую из-под полы. Да, у тех, кому полушепотом рассказывают про мой киоск, обычно такие же разочарованные лица, как и у вас сейчас. Мне опять-таки все равно, я сознательно не расширяю сеть своих потребителей, за меня это делает сарафанное радио. Но судя по тому, что делать Вам откровенно нечего, вы конечно же прочтете дальше, что рассказы я пишу полудокументальные, а информацию мне сливают из органов большого и малого правопорядка. Соль в том, что никто, даже поставщики, не знают, что в моих свертках правда, а что – ложь. Сильным мира сего я забавен, отчего они меня безвозмездно «крышуют», а самым сильным вовсе нет дела до меня.

Правда, мне как-то пытались предложить возмездную опеку какие-то инопланетяне из 90-х. Чтобы сразу делом, а не словом показать, что опекуны их них знатные, мне тогда отбили причинное место и сожгли мое зимнее пальто. Я тогда слова не сказал, — да и как-то, знаете, не вольготно трепать языком, когда у тебя отбиты яйца. Вместо этого я написал дущераздирающее эссе о некоем Васе Круглом и его брате на «семерке» с номером СхххУК 64 RUS. Тираж разошелся в рекордные две ночи, а через неделю мне рассказали, что в моем районе произошел жуткий несчастный случай: чьи-то «Жигули» седьмой модели на полном ходу расплющил «Камаз». С тех пор мой киоск и меня почти никто не трогал. Странно, очень странно.

Обычно я работаю с 23:00 до 05:00, но не каждую ночь, а только первые несколько ночей после выхода нового тиража. Ну так как писать всегда есть о ком, то выходные у меня нечасто.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.