02. От скука, а!

99

Булгаков плохо спал. Постоянно ворочался. Потому что события в городе С были под стать похождениям Воланда в Златоглавой.

***

Скучающий студент Эконома, 3-курсник Борис стоял за оградой альма-матер и плевал под ноги. На глаза ему периодически попадалась табличка «Место для курения», висящая на территории ВУЗа. Туман окутал город, а настроение вселенской тоски окутало голову Бориса. Устав плевать и стоять без дела, Борис нашел чем заняться: перейдя улицу Радищева, он зашел в секс-шоп и купил костюм рабочего. Через десять минут мужчина в рабочей робе отрывал плакат от забора и никто не обращал внимания, что рабочая роба сделана из кожи и имеет вырезы на причинных местах. Город окутал туман, а в тумане чего только не привидится.

Борис жил неподалеку. Он отнес плакат в свой подъезд и прикрепил на своем этаже. Сладко покурив, студент зашел домой, переоделся и пошел искать себе новое занятие.

***

Прошло три дня, осень набирала обороты, ноябрь уж наступил. Борис в кой-то веки посетил две лекции и даже выступил на семинаре. Порой скука доводила до крайних мер.

Соседи и раньше возмущались, что Борис курит на лестничной площадке, грозились вызвать полицию и вообще а-та-та. Но с появлением плаката исчезло и всякое терпение. Бойкие старушки связались с органами, органы выплюнули по месту жительства участкового, тот в свою очередь наведался в ЖЭК. Борис никогда особо не скрывался, в итоге на третий день перед лицом Бориса встал орган правопорядка и доставил в отделение полиции.

Будущий экономист вошел в отделение, под руку его вел участковый. Свернули налево, потом направо , потом вдруг:

— Твою ж мать! У вас здесь что?! – ноги Бориса по щиколотку залило бурой струёй.

— Канализацию прорвало, ахахах, – захохотал участковый, ловко перешагнувший через опасный поток. – Тебе сюда. Только сиди тихо, сержант протокол составляет с другими упырями. Тебе, по-хорошему, здесь ждать надо, но как ты в этом дерьме ждать-то будешь… Захлебнешься, нам потом отдуваться. – Последние слова прозвучали со странной отеческой ноткой.

Борис попал в ярко освещенный кабинет. Кроме сержанта, пишущего от руки протокол, здесь находилось шесть эксцентрично одетых людей и серьезного вида мужчина в костюме.

— Курвы, нелюди! Не прощу вам никогда! – постоянно приговаривал один из «ярких».

— Вася..! – цыкал «костюм» и продолжал всматриваться в протокол. Сержант поднял голову, увидел Бориса и улыбнулся:

— Ну здорово, засранец! Садись, пока я с гостями из дружественного государства, общаюсь. – Он повернулся к костюму. – Итак, Вадим… Вадим. Как называют себя ваши подопечные?

— “Bimp Lizkit”, я же говорил. Напоминаю, что мы из дружественного государства, Белоруссии…

— Э, стоп. Не надо вот тут, не надо. Нарушили? Нарушили. Значит будем разбираться.

— Но как так! – опять взвизгнул тот «яркий».

— Вася! – рявкнул Вадим.

— Молчать, бля! – взорвался сержант. Все замолчали. Полицейский продолжил. – Вчерашнего ноября, вот эта группа давала концерт в Ледовом дворце. Так?

— Так, – понуро согласился Вадим.

— Во время концерта происшествий хулиганского характера, а также имеющих подозрение на экстремистскую деятельность, замечено не было. Так?

— Так, – уже бодрее зазвучал Вадим.

— Однако, после мероприятия сотрудниками МВД в рамках всероссийского приказа о более тщательном досмотре иностранных граждан ввиду повышенной угрозы терроризма, — сержант говорил быстро и не запинаясь. – Было выявлено, что у 5 участников коллектива ненадлежащим образом оформлены разрешения на трудовую деятельность, — в этот момент ручка, которой размахивал сержант, неожиданно лопнула и брызнула чернилами на форму, документы, столешницу. Вася по-женски хохотнул, Борису перестало быть скучно, а полицейский взревел: — Ааа, ебена мать! Почему эти ваши пидоры работают без разрешения, а?! Концерты-шманцерты! А если бы у вас бомбу нашли?! Поэты-песенники!

— Курвы, нелюди!! – взвился яркий Василий.

— ВАСЯ!! – заорал костюм Вадим.

— Молчать! – сержант взял газету и ударил ей по тому, кто сидел ближе всех. Вадим ойкнул и начал ругаться.

— Да это всемирно известная группа, беларусы покруче Ляписа!! Как вы смеете!

— А где здесь туалет?! – крикнул Борис и резко вскочил с места.

Мужчины замерли. Первым очнулся сержант:

— Да иди уже отсюда! – и начал махать газетой в сторону студента. – Э! Стой! Куда! Вот тебе, на выходе дежурному отдай! – он кинул какой-то сверток, Боря его поймал и радостно выскочил из кабинета.

Проходя мимо бурой струи, он обмакнул в нее сверток. В таком виде он положил его на стол дежурного, который в этот момент отсутствовал. Уже в дверях Боря столкнулся с полицейским, который выдыхал сигаретный дым. Боря извинился и пошел восвояси.

Через два квартала Борис увидел на улице разноцветную толпу. Проходя мимо, он спросил у прохожего, что происходит. «Митинг, говорят. В защиту трудовых эмигрантов или гомосеков, черт их знает», — мужчина яростно сплюнул. Борьба с унынием определенно удалась, не зря Боря так старался! Кто не борется, тот ничего не добьется! Словно вторя этим мыслям, из припаркованного авто зазвучала знакомая песня: «Я не сдамся без бою..!»

 

Никита Пушкарский. Саратов, 06 ноября 2013

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.