Ночь

6pYevkH1LzU

В разумах миллионов людей на поле боя зачастую встречаются два великолепных чувства: верность и любовь. Они друг от друга зависимы. Все дело было в этих двух понятиях. Говорят, что женщины непостоянны: настроение, нелогичные решения. Она вспоминала тот прекрасный год, который они провели вместе. Да, год был неидеален, но все же приятного было больше.

Но в один момент все поменялось — он ушел к другой. Без скандалов и криков. Просто собрал свои вещи, которых было немного. Королевский гардероб был у нее; он же слыл минималистом. Он молча собрал вещи, поцеловал ее в щеку и ушел, отметив для себя, что у нее очень нежная кожа и чудесные духи. Он уходил и думал об этом отвратительном годе. Ему он совершенно не нравился: мелкие ссоры, глупые обиды, нетактичное поведение. Но, будучи джентльменом, дарил ей каждый раз цветы. Ему нравилось, как она застенчиво краснеет и отводит взгляд. Даже делая это в сорок седьмой раз, все как будто впервые. И соблюдая каноны поведения, всю вину в ссорах брал на себя. Ей не нравился цвет туфель, которая она выбрала — он говорил, что дело в нем, но окружающим понравится. Таков уж он был.

Закрыв за ним дверь, она продолжила плакать. Молча. Она подошла к зеркалу. Слезы медленно катились по ее лицу, обжигая чувства изнутри. Она вспомнила тот день, когда он робко сказал ей, что она красивая. Было это невзначай, но эти слова заставили биться сердце иначе. Ей сотню раз говорили такое, но в этот раз это звучало особенно дорого. Взглянув на себя в зеркало, она улыбнулась. Улыбка была полна добра и счастья, как в тот раз. Тут же она разрыдалась в голос. Он не вернется. Больше не будет такого, как он. Истерика накатывала волнами. С каждым всхлипом она плакала все громче и громче.

Он шел дальше. Ругался про себя. Сколько времени он потратил с ней впустую. А мог бы уже жениться на какой-нибудь более милой его сердцу даме. Он свернул в бар. Сел за стойку, не поздоровавшись со знакомым барменом. Тот сразу смекнул – что-то не так – и налил другу две рюмки ледяного Егермайстера, чтобы привести его в чувство. Он тут же опрокинул обе стопки, закурил и молча пялился в стену. Ему вспомнилось их свидание, когда падал снег. Было это под новый год. Но обычной предпраздничной суеты не было. В городе стояла пронзительная тишина и хлопья снега медленно падали на землю, кружа у фонарей. Он стоял и ждал ее, глядя на небо и ловля снежинки ртом. И тут появилась она. Целуя ее, он обратил внимание, как нежно лежали снежинки на ее ресницах. Взяв друг-друга за руки, они пошли гулять. Просто и без цели.

 

Он улыбнулся. На глазах навернулись слезы. Бармен понял, что не стоит другу наслаждаться одиночеством, налил ему стакан чего-то тягучего, но приятно пахнущего и отправился перекусить.

 

Она продолжала рыдать.

 

Ему вспомнилось свидание в парке, когда они гуляли, ели сладкую вату и вспоминали детство: какое было раньше мороженое, запах свежего хлеба у булочной, вкус молока и как было больно падать и свозить локти с коленями. Им было весело. Она прокатилась на лошади, а он пострелял в тире.

 

Он не плакал с детства. Сейчас слезы катились одна за другой. Он допил коктейль, схватил рюкзак и выбежал из бара.

 

Она сидела на кровати и рассматривала фотоальбом, улыбаясь и прижимая к себе каждую из фотографий.

 

Он бежал очень быстро, наперерез машинам, сталкивая пешеходов, не оглядывая по сторонам, смотрел только вперед.

 

Среди фото она нашла открытку, которую он подарил ей на День Святого Валентина. Прочитала подпись: «Моей маленькой М. Твое имя – татуировка на моем сердце – тебя оттуда не вывести.» Она рассмеялась.

 

Он лежал на асфальте. Из его рта медленно вытекала красная жидкость. Мимо проходили люди, делали удивленные глаза и лишь ускоряли шаг. Нью-Йорк никогда не отличался сочувствием. Водитель машины хватался за голову и что-то нервно и невнятно бормотал.  Приехала скорая. Врачи лишь констатировали факт смерти. Он умер сразу. То любящее сердце никогда больше не будет биться.

 

Она пошла на кухню попить воды.

В дверь позвонили.

Стакан выпал из рук.

— Просыпайся, милый! Сегодня первый день весны!

-Мммммм…

За несколько секунд весь сон пролетел перед его глазами. Он тут же вскочил, обнял ее, начал целовать и плакать. Она очень сильно удивилась его поведению – повседневным его не назовешь.

— Что такое, котенок? Что случилось?

— Какой же я дурак! Я так люблю тебя!

— И только меня?

Она встала, достала из сумочки снимок и показала ему.

— У нас будет мальчик…

И, улыбнувшись, поцеловала его.

 

Александр Дериглазов. Москва, 30 марта 2013

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.