книга: ЛЮБОВЬ К ТРЕМ ЦУКЕРБРИНАМ (2014)

1408028962_422132_95

Я считал себя если не знатоком Пелевина, то как минимум подготовленным читателем. Однако Виктор Олегович все-таки дал пинка моему сознанию: в новом романе он выводит стеб на новый уровень, к которому лично я был не готов.

Поясню на примере одной из предыдущих книг мастера: «S.N.U.F.F.»  Если масштабность происходящего кое-как сопоставима, то манера изложения — нет. Линейное изложение регулярно, сука, регулярно прерывается так называемой «теоретической частью», которая напоминает если не учебник, то лихой научпоп от философии. Однако к этому быстро привыкаешь и, признаюсь, я благодарен автору — эти кусочки романа стали для меня настоящим ликбезом.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Настоящим испытанием стала середина книги. Промежуток от 200 до 300 страницы. Внезапное перемещение в другое время и состояние глав.героя было бы не столь полным, если бы не отсутствие связей с только что читаемым текстом. Пришлось заново вникать в контекст новой ситуации, что было мучительно. Суровые сто страниц растянулись на две недели чтения, зато труды воздались сторицей: Виктор Олегович также внезапно включает режим «Турбо» и динамика происходящего начинает зашкаливать! Плюс начинаешь замечать явные связи с началом книги, что тоже доставляет.

«Цукербрины» показали, что Пелевин верен себе: он описывает ту же историю, меняя лишь декорации. Достоинство последнего романа в том, что а) знакомую историю очень долго даже не чуешь б) когда она уже свершилась, книга на этом не кончается.  Вот она, любимая формула современного потребителя: старое-доброе плюс «кое-что еще»… В таком подходе тоже кроется ирония мастера на пару с его безграничной любовью к читателю. Никто другой так нежно не объяснит тебе суть солипсизма, при этом не поранив твой нежный консумерский мозг, но при этом оставив вопрос о множественности сознаний на поверхности.

Самое важно случилось не после прочтения. После вопроса моей супруги наступило состояние ума, которое издревле называют «прозрение». Она выстрелила в меня сдержанно-гневной тирадой: «Что дала тебе эта книга? Стали ли ты умнее? Узнал что-то новое? Что полезного там можно почерпнуть?»

Открыв рот для ответа, я почувствовал инсайт. Мой голос озвучил, а мои губы артикулировали следующее: «Каждый раз после прочтения его книги чувствуешь, что поверил в сказку. Спокойное, но уверенное ощущение, которое отпускает через неделю, но которое каждый раз ласкает твой ум. Не каждый писатель может подарить такое. По сути, Пелевин — это «Золушка» для крепких умов, которые классической золушке не поддаются. Каждому взрослому человеку хотелось бы поверить, что он может внезапно подняться по… некоей небесной иерархии.»

После я замолчал и сел писать этот отзыв. Уже во время вылета этих строк из-под моих пальцев мысль продолжилась: внезапный взлет мы много раз видели у мастера, но, как я упомянул выше, на этом «Цукербрины» не заканчиваются. В книге появляются призывы к работе над своей душой; работе, которая всяко лучше лотерейного ожидания, тонущего в пучине зловредных привычек и внутренней пустоты. Это было неожиданно и приятно. Первый раз я закончил чтение с ощущением сказки, ради которой еще стоит потрудиться.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.